«До» и «после»

«Неужели никогда не ездил на таком? — спросили меня камазовцы, указывая рукой на гоночный грузовик. И услышав отрицательный ответ, весело рассмеялись. — Тогда твоя жизнь сейчас поделится на «до» и «после»!».

Бело-синяя кабина свнешними дугами безопасности, здоровенная «люстра», слепящая шестью мощнейшими фарами, маленькие точечки ксеноновой светотехники… Гоночный «КАМАЗ» не узнать невозможно: многократный победитель ралли-марафона «Дакар» стал настоящим символом России! Харизматичным и узнаваемым. У него впереди тысячи километров от Аргентины до Перу на грядущем «Дакаре-2012». Поэтому сейчас самое время, чтобы напоследок испытать машины, а заодно показать их журналистам.

На этих фотографиях — гоночный «КАМАЗ» текущего года постройки. От своего предшественника новый грузовик отличается не только иным оформлением передка с маленькими ксеноновыми фарами, но и кабиной, сдвинутой назад на расстояние, максимально разрешенное правилами ралли-рейдов. И хотя залезать внутрь стало катастрофически неудобно, новая компоновка улучшила развесовку по мостам до классических «пятьдесят на пятьдесят»

Залезать в высоко посаженную кабину неудобно — подножки нет! Поэтому правую ногу — на головки болтов, крепящих колесо, левую — на само колесо. Оттолкнуться, подтянуться на трубе каркаса безопасности, сжаться и втиснуть тело в узенькую щелочку дверного проема… Внутри три гоночных сидения Sparco, обтянутый поролоном каркас безопасности, а все остальное пространство занято приборами и тумблерами. Среднее кресло, поднятое над остальными, занимает штурман, крайнее правое отдано механику. Я сегодня за механика.

Подвеска боевой машины — зависимая. Но если раньше упругим элементом служили гидропневматические стойки от боевой машины десанта, то с недавнего времени мягкость хода обеспечивают голландские амортизаторы Reiger Racing с прогрессивными характеристиками. А еще камазовцы придумали хитрую систему: гидроцилиндры позволяют отключать стабилизаторы поперечной устойчивости и таким образом «убирать» вредные для человеческого организма боковые ускорения

«Меня зовут Айрат Мардеев, — представляется плечистый парень в камазовской форме, устраиваясь на месте пилота. — Я вас сегодня немножечко покатаю…» Айрат аккуратно выводит многотонную махину со стоянки и неспешно ползет до въезда на полигон (дело происходит под Набережными Челнами, где расквартирована команда «КАМАЗ-мастер»). Встречные машины останавливаются, водители и пассажиры выскакивают из салонов, чтобы поснимать гоночный «КАМАЗ» на камеры мобильников. И правда, символ!

Многие считают, что на грузовиках команды «КАМАЗ-мастер» стоят импортные двигатели. И ошибаются! Сердце машин — ярославский 18,5-литровый турбодизель с паспортной отдачей 850 л.с. Этот мотор тяжеловат и архаичен, зато надежен и неприхотлив к топливу. Американские моторы Cummins, которые испытывали несколько лет назад, гоночному «КАМАЗу» не подошли: «Характеристики не ралли-рейдовые», — сказали механики команды

На старте тренировочной трассы застегиваем шлемы и подтягиваем ремни безопасности под мерное урчание дизеля. Аккомпанемент обеспечивает V-образный восьмицилиндровый двигатель, построенный на Тутаевском моторном заводе (часть машин оснащена аналогичными агрегатами производства ЯМЗ). Восемнадцать с половиной литров рабочего объема, два турбокомпрессора, промежуточный охладитель. Как говорят камазовцы, выдаёт такой турбодизель 850 л.с., хотя инженеры на базе команды по секрету скажут: «Реальная отдача — почти тысяча «лошадей»!».

Помните знаменитые дакаровские фотографии, где гоночные «КАМАЗы» выбрасывают в небо столбы черного дыма? Это в прошлом, поскольку в 2008 году были ужесточены требования по дымности. Тогда мотористам из Ярославля пришлось здорово переделать свой двигатель, а камазовцам — перенести выхлопную систему под днище и установить фильтры. На грузовиках этого года выхлопные трубы выходят позади машины — чтобы не нагревать отработавшими газами задние тормоза

Поехали? Айрат Мардеев неспешно берётся за огромную спортивную баранку, обшитую цепкой алькантарой, включает четвёртую передачу… Стоп! Четвёртую? Да, на гоночном грузовике установлена 16-ступенчатая коробка передач немецкой фирмы ZF: восемь передач плюс делитель. В гонке спортсмены переключаются так: четвёртая верхняя — пятая верхняя — шестая нижняя, а дальше включается каждая половинка, поскольку гоночный турбодизель отличается довольно узким рабочим диапазоном (максимум мощности достигается всего на 2100 об/мин).

От тяжеленных камазовских мостов на спортивных грузовиках пришлось отказаться и придумать «гибрид»: скрестить мосты финской фирмы Sisu (она выпускает грузовики под собственной маркой) с родными тормозными барабанами, поскольку дисковые тормоза Sisu слишком сильно грелись. «Если изменить передаточные отношения, то «максималка» на асфальте будет 200 км/ч! — смеются камазовцы. — А так, всего лишь 180… И то — примерно».

Ускорение впечатляет: в голове не укладывается, что 9-тонный грузовик разгоняется как шустрая легковушка. Но гораздо больше удивляет работа подвески: машина безболезненно проглатывает глубочайшие колеи и промоины, легко взмывает над пригорками и мягко приземляется на колеса — ни зубодробительной тряски, ни вытряхивающих внутренности ударов. Притом Айрат подмечает: «Посмотри, как машина траекторию пишет. Управляемость — просто образцовая! Для грузовика, конечно…».

Интерьер кабины назвать даже спартанским совершенно невозможно: двери без внутренней обивки, внутри — ничем не прикрытые жгуты проводов и голый металл… А еще тут полным-полно всевозможных приборов и тумблеров, от количества которых глаза лезут на лоб! Признаюсь, даже имея высшее техническое образование и некоторый «накат» на спортивных автомобилях, мне удалось разобрать назначение только половины рычажков и дисплеев

Но это сейчас легко говорить про «работу подвески» и «образцовую управляемость», а когда проезжаешь первые километры по бездорожью испытательного полигона… В лобовом стекле мелькают то облака, то деревья, то колеи гоночной трассы, а тебя постоянно «вывешивает» на ремнях безопасности — фантастические ощущения! Но стоит чувству реальности вернуться, как становится намного страшнее и хочется кричать: «ААА!!! МЫ РАЗОБЬЕМСЯ!!!». Однако пилот продолжает невозмутимо крутить баранку, а гоночный грузовик уверенно пролетает препятствия метровой глубины…

Сколько стоит гоночный «КАМАЗ-4326»? На этот вопрос осторожный Семён Якубов, директор команды «КАМАЗ-мастер», ответил расплывчато: дескать, наша машина — это 20-летний опыт постройки «боевых» грузовиков, уникальные технологии, а также постоянная работа десятков человек. Но во время экскурсии по «городу мастеров» (о том, что представляет собой база команды, читайте ниже) полушёпотом прозвучала и совершенно конкретная цифра — 700 тысяч евро

И это восторг! Восторг от осознания нереальности происходящего. Ну не способен 9-тонный грузовик, оттолкнувшись от трамплина, лететь по воздуху! Ну нельзя проходить веером повороты на машине размером с двухэтажный дом! А нет, оказывается, можно. «Какая сейчас скорость?» — спрашиваю Айрата, когда от бесконечных прыжков и заносов завтрак начинает проситься наружу. «Сто десять», — спокойно отвечает гонщик и притапливает педаль: машинист электрички, ветка которых проходит вдоль полигона, отчаянно сигналя, вздумал погоняться. Думаю, не стоит рассказывать, чья взяла…

«Эти люди выкованы из сверхпрочного сплава!» — сказал про свою команду Семён Якубов. Но даже сверхпрочным людям свойственны простые человеческие слабости. В «боевой» машине Эдуарда Николаева, бронзового призёра прошлого «Дакара», развешены мягкие игрушки, а на рулевой колесе машины Айрата Мардеева красуется вот такая трогательная надпись. «А что вы хотите? Семьи гонщиков неделями не видят!» — оправдывает коллег руководитель камазовской дружины

Вот тело снова повисло на ремнях — это машина остановилась. «Приехали!» — говорит Айрат, отключая переговорное устройство и снимая шлем. А ты продолжаешь сидеть на месте, потому что онемевшие конечности отказываются выполнять приказы: руки судорожно сжимают поперечину каркаса безопасности, ноги упираются в подножку, голова вжалась в плечи… Выноси готовенького! Тебе отстегнули ремни, помогли вылезти, задают вопросы, а ты молчишь, киваешь и думаешь: «Вот уж действительно, не соврали ребята: жизнь и правда разделилась на «до» и «после»…».

Город мастеров

Во время пребывания в Набережных Челнах, мы не только смогли поездить на гоночных «КАМАЗах», но и увидели спортивно-технический комплекс команды «КАМАЗ-мастер», который местные жители называют «городом мастеров».

Вот такие машины строят в «городе мастеров» (фото сверху)… На этой иллюстрации хорошо видно, чем гоночный «КАМАЗ» отличается от обычного — всем! И в первую очередь, внушительными габаритами. И если конкуренты уменьшают размеры своих грузовиков («Ну скажи, что новая машина де Роя совсем маленькая и похожа на «Газель»?» — спрашивает камазовец Айдар Беляев, показывая фотографию автомобиля команды соперников), то наши машины остаются большими и нарочито грозными. Бойся, враг!

«Работа в команде — это стиль жизни!» — говорит про своих подопечных руководитель камазовской дружины Семён Якубов. И ничуть не кривит душой! Как говорят гонщики, домой они приходят только чтобы поспать, а все остальное время (а зачастую, и законные выходные тоже) проводят в «городе мастеров» или на испытательном полигоне в Тарловке. Всего в команде трудится ровно 100 человек (в рабочее время они одеты в синюю командную форму), включая поваров и уборщиц
В этом оздоровительном центре гонщики команды готовятся к грядущим соревнованиям по модной сегодня методике кинезитерапии (ее разработал доктор Сергей Бубновский). Здесь есть спортзал, бассейн с противотоком, сауна и хамам… Впрочем, не спешите завидовать: сюда спортсмены приходят после полноценной рабочей смены, а затем — натренированные и уставшие — уходят не домой, а… на курсы английского. «Пора уже знать язык соперников», — смеется Айдар Беляев
База команды, безусловно, впечатляет! Огромное здание скрывает внутри себя несколько этажей, на которых располагаются оздоровительный центр, столовая (она больше напоминает хороший ресторан), административные кабинеты, небольшой музей, испытательные стенды и, конечно, производственный цех. Внутри цеха стоят как «боевые машины» (спереди, возле красного стенда), так и технички (слева), и машины, участвовашие в соревнованиях прошлых лет (справа)

Алексей Кованов
Фото автора

Источник: auto.mail.ru

Оставить комментарий